January 12th, 2009

в-стену

трипы

в 9 утра мы ни о чём таком и не думали всерьёз, а в 10 уже решили сесть и поехать.
сели, поехали. от Х до Сан-Антонио такой красоты дорога, что внутри жмётся от радости,
в такие моменты я вспоминаю, как Веничке тонко пели ангелы.
рядом ехала машина, вся разукрашенная в just married,
мальчик был за рулём, девочка держала голову у него на плече.
Джуся спала всю дорогу туда, всю дорогу сладко отворачивалась от солнца, от just married, дрыхла себе.

в Сан-Антонио главная достопримечательность — речка,
и вдоль неё специальные ласковые обдираловки: еда, поделки, мацалки.
речку, кажется, подкрашивают, чтобы она была такой мягко-зелёной.

на обратной дороге вылезала огромная жёлтая Луна, мы даже не верили, что такие бывают Луны.
Джуся негодовала, не смотрела на Лунищу, и мы даже заехали в специальный город, Люллинг,
чтобы там хорошенько улюллиться, потому что все залюлленые были, никаких сил не оставалось.
отлюлленные, уселись в машину, и всё равно приходилось одной рукой рулить,
другой — увещевать Джусино пузо. она теперь очень серьёзная женщина: ложится спать,
берёт мою руку и кладёт на себя, чтобы я держала где ей надо, иначе совсем не спится.

Новый Год случился в месте с говорящим названием, — Uncertain, Texas.
там были друзья, громкие феерверки, бесконечное озеро с кипарисами, на которых болтается мох,
и совершенно не было мобильной связи. не получилось никого поздравить, ужасно стыдно.
в полночь я лежала рядом с Джусей, слышала как за дверью нетерпеливые мальчики
отсчитывают секунды до нового года,
как они сначала понарошку, потом для репетиции, потом для генеральной репетиции, а потом уже по-настоящему кричали,
а Джуся вздрагивала, находила меня рукой, обнимала и засыпала, и я чувствовала, как внутри целиком счастливо.