July 21st, 2009

в-стену

сука, .

жила-была девочка, и совершила она как-то раз сучий поступок.

бабки у подъезда зло шипели, — «вот сука!», а мамы закрывали детям глаза, а про себя надеялись, «пусть хоть моя не такая вырастет, а хорошая», потому что береги рубашку сызнову.

друзья перестали звонить и писать, а затихли в ожидании великого поступка, хоть это и не мешало им обмениваться безрыбными сплетнями. потому что ничто такого, что в глаза говорят, они о ней не думали.

и пришла к девочке совесть, корить и советы давать. «книжки хорошие читала?», — спрашивает. «читала», — признаётся девочка. а что дальше сказать и не знает, потому что по литературе у неё всегда была пятёрка, но сколько воды утекло.

подруга подруги подруги посоветовала полечиться, подсуетилась, позвонила по поликлиникам, подыскала подходящего. тот был добряк и мечтатель, поэтому и не получилось стать хирургом. от одного такого провала — пойди оправься, но всегда можно стать психологом. он часто вспоминал, как мама наказывала его, ставила в угол, и всё это время, проведённое в углу, он чувствовал, как он никем не любим, никому не нужен на всём белом свете. девочка сидела в стуле напротив, а он всё не мог избавиться от этого детского ощущения, поэтому показал ей пальцем, где читать в большой медицинской энциклопедии.

девочка зашла в ателье, показала, где болячка, и швея наложила ей заплатку. она вышла на улицу, шла и думала «больно-то как», а ещё думала что рассказывать, в общем-то, некому, да и не хочется. потому что что воду в ступе толочь.

а потом девочка вспомнила какие-то другие поступки, которые были совсем-совсем не сучьи, а даже добрые, и оранжевые, и зелёные, и полевых цветов. только это уже было не в счёт, потому что мир не без добрых людей.