Category: еда

Category was added automatically. Read all entries about "еда".

в-стену

диссо

я вчера в трудовой ночи оторвалась на фб. типа перекусить. работать и перекусывать не получается, а в фб нет-нет, да и есть какая-то залипуха. жопой дома, фэйсом в тренде. за окном как раз заканчивалась метель, 4 утра, тишина, никого, красота.

и вот читаю я статью, на которую даже не буду давать ссылку. вкратце, история такая: холодный день. шёл по дороге пацанчик, увидел дядю, подошёл спросить, как пройти. дядя объяснил, предупредив, что далеко идти-то. пацанчик не испугался и пошёл. дядя похлопотал вокруг своего ресторана, сел на машину и поехал по делам. едет-едет, глядь, тот самый мальчик идёт. дядя давай его подвозить, мальчик соглашается и рассказывает, что идёт он в одну забегаловку на работу устраиваться. минимальная ставка, но всё-таки деньги. дядя разжалобился и стал весь такой справедливость. говорит, мол, приходи ко мне работать, мальчик, денег дам в два раза больше, да и идти тебе будет ближе. и мальчик весь обрадовался и было им счастье, начиная с понедельника, в 9 утра, не опаздывать.

и я подумала, надо же, как хорошо. и прокрутила страницу дальше, а там ссылки. еще пяток статей про мальчика. новостной выпуск про мальчика. стопка фотографий: дядя, мальчик, мальчик, дядя. жалобная история мальчика: школу не закончил, но постарался и сдал экзамены. и что-то ещё.

и тут меня взъебло. закрыла статейку, села дальше пахать, а оно всё не уходило и не уходило. беспокоило меня новое мерило мужского долга, и всё тут.

и к утру. к утру я начала понимать, почему.

дело в том, что накануне два дня обещали снег. мы как раз встретились с одной прекрасной Леной попить типа кофейку, что у меня целое событие: в свет, значит, вышла. попить из небумажной чашки которую не надо за собою мыть. только молодость, только хардкор.

отвлеклась. и ещё отвлекусь.
я сколько живу тут, в Чикаго этом, да и в Эванстоне, столько удивляюсь, как сюда перекочевали какие-то золотые дефки. умницы. красавицы. интересные. смешные. со вкусом. с счастливыми семьями. самодельными пирожками. и, что парадоксально, сплошь  — недовольством карьерой. или собой. собой и карьерой. своим воплощением. социальной значимостью, что ли. мол, ничего полезного толком и не делаем. и эхх, не пойти ли получить докторскую степень? при чём, неприменно, в чём-то настолько гуманитарно нелепом, чтобы никогда, никогда уже на дай бог не заработать. у гуманитарно нелепом прививают презрение денег и обострённое чувство несправедливости.

вот и Лена сидела в кафешечке и что-то похожее рассказывала. в москве она в эскваер писала, а тут как-то не так эпотажно пока. ну и я привычно фигела. ну и ещё через пол-часа засрало. сначало снегом. потом льдом. потом как-то хитро: снегом, который таял, потом тут же превращался в лёд. а Лена не водит машину, а на велосипеде ну совсем опасно. и я давай её уговаривать, мол, давай отвезу на работу-то. и она давай отказываться. и рассказывать, как она до этого каталась вообще-то в любой срач, так что и тут, глядишь, ничего не случится.

тут после дюйма снега на дорогах все водители волшебным образом превращаются в мудаков. а с Леной, как она уверенно твердит, ничего не случится. на машине ехать 5 минут, на велике не знаю сколько, а в этот срач и вообще. еле уговорила. в урочный час выпихнули машину из набуксованной ледяной ямки, за 20 минут добирались, но ничо.

а через пол-часа их погнали с работы домой, мол, слишком вьюжит. и её домой довезла коллега.

как все посильно пытаются восстановить свою справедливость, вылепить свой уютный уголок, какие хорошие.
в-стену

(no subject)

с балкона можно наблюдать одновременно с одной стороны — приближающийся поезд, а с другой — бегущего к нему Антона на красивых длинных ногах. и не знать развязки.

Джуся помогла сварить макароны, теперь закусывает солеными грибами. чувствую себя мамой очень, очень взрослой девочки.
в-стену

this life

к вечеру проснулось обострённое чувство справедливости. gazon тоже не удержалась, но лаконичность её повествования не отражает сути.

это нечто действительно выглядит экзотично, эдакая колючая мятая дыня. в китайском квартале много всякой экзотики, и карабкающейся, и обезглавленной, и сушёной, и солёной, и очень очень удушиливой, но ничто, ничто не пахнет как дуриан.

добрая продавщица выбрала самый лучший из своего лотка, то есть серьёзно долго выбирала. руками раскрыла кожу, достала оттуда вялую плоть, сложила в коробочку, дала понюхать. сразу стало тошнить. коробочку в пакетик. пакетик в пакетик с ручками, и мы пошли. вонь достигла абсолютной невыносимости через минуты 3. это тогда уже я взяла пакет и завязала на нём ручки. туго-туго. а оно воняло.

оно воняло, а Газон шла и мечтала как вот мы придём домой, и она это попробует. то есть совершенно невыносимая мысль, есть что-то, что пахнет так. когда мы зашли в четырёхэтажный вентилируемый магазин, мы начали задыхаться. на выходе мы положили коробочку в пакетике в пакетике в ещё один пакетик, и поймали такси.

я хочу сказать что она это попробовала. она это попробовала, потом заплакала. потом прополоскала рот. потом горло. потом съела лютую мятную полоску. потом мы проветривали долго. потом вынесла всё это в мусор, это дверь коридор дверь.
говорит, по вкусу похоже на лук. мне кажется, что он оттуда воняет.

так к ощущению счастья и вечности прибавился новый штрих.